Режиссёр спектакля "Lear" приоткрывает завесу тайну, которой окутана постановка.

 

 


Инга Пестерева, корреспондент:

- Доброе утро. Его мы начинаем вместе с московским режиссером Дмитрием Акришем. Здравствуйте, Дмитрий.
- Доброе утро.
Кор.:

- Дмитрий, вот вы второй раз уже приезжаете в Курган ставить спектакли. Первый раз это была драма, сейчас это вообще трагедия.
Всегда, мне кажется, сложно браться за какие-то классические вещи, особенно если это Шекспир.
- Во-первых, очень люблю классику безумно. Это раз, потому что в ней есть всё абсолютно. С современной драматургией не особо дружу.  У великих авторов или .. или та степень боли, которая находится в этих произведениях.

Кор.:

- Браться за такое произведение опасно с одной стороны, а с другой стороны... Как вы себя ощущаете?

Акриш:

- Я помню реакцию Ивана Степаныча Дробыша, когда он узнал, что будет постановка "Короля Лира". Я ему искренне сказал - простите, но Лира будете  играть вы. Он, конечно, очень сильно, .. не испугался, это были такие смешаные чувства. Может, с одной стороны, он был рад как ребенок.  С другой стороны, он, конечно, очень сильно боялся. Потому что там такая степень ответственности!
Корр.:

-Говорят, что на "Морфий" вы пускали всех, а на репетиции короля Лира не пускаете никого. Почему?

Акриш:
-  Потому что это .. другой подход сейчас к материалу. У нас вообще все двери закрыты в театре, никто не заходит. Такая атмосфера особенная. Вы знаете, такая непростая настройка к материалу, зная, насколько он тяжелый, настолько насыщенный.

Кор.:

- Вы режиссер, который слушает и слышит артиста. Т.е не подавляет его полностью, а прислушивается. Это так?
- Это так. В короле Лире мы еще шли в этом направлении, потому что "Морфий" - это другой материал, и русским артистам он намного ближе.  Это Булгаков, а тут Шекспир. У нас даже не диалог, такая химия, большая любовь между нами. Я успел влюбиться в них раньше. Здесь практически учавствует весь состав "Морфия". Нас интересует семейный узел. что происходит с человеком и как он проходит через это чистилище.  Прошел он до конца или не прошел? Что происходит? Вот это для меня очень интересно. Я наблюдаю эту линию. В этой пьесе считаю, собрано столько боли. Столько любви могло бы быть.
Корр.:

- Т.е. тема власти не главная?
- Нет.  Её практически не будет.

Корр.

- Последнее время такая тенденция складывается, что классику у нас переносят на современную почву.

Акриш:

- Сохраняется целиком весь текст Шекспира. К тесту Шекспира будет очень много текста из Библии, из книги Иовы. Это раз. Во-вторых, это 2018 год. Особо по структуре пьесы ничего не меняем.  Как это делается, если мы сейчас говорим не про суть, а про форму. Это опять будет пустое пространство. Не хочу много говорить об этом, хочу до конца держать эту интригу.

Корр.:

- Курганский зритель вообще готов к такому новому прочтению?
- Мне кажется, пьеса очень актуальная во-первых, во вторых, то, что я понял в Кургане, мне кажется зритель доверяет и идет. понимаете, за театром, за артистами, за то, что им предлагается.  И мне, кажется это очень большой плюс этого театра.

Автор: Инга Пестерева

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 

Календарь новостей
Сентябрь 2018
ПнВтСрЧтПтСбВс
272829303112
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930